Камилле 17, она заканчивает 11-й класс и готовится к ЕГЭ. Это непросто. Два учебных года девушка практически пропустила, потому что находилась далеко от родной Казани. Далеко не только географически. Можно сказать, что Камилла оказалась в другой реальности, где во главе угла стоят иные тревоги и заботы, где радуются любым мелочам, а огорчаются из-за настоящего горя. Камилла лечилась от рака. Была пациенткой Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина в Москве.

Рак - заболевание редкое по воздействию на человека. Люди спокойно лечатся от бронхитов и гастритов, не очень-то боятся переломов или даже туберкулёза, безрассудно подвергают себя риску инфарктов и инсультов, но короткое слово «рак» повергает нас в ужас и трепет. Это - не просто болезнь, это - беда, которая поражает всю семью и навсегда меняет ход её жизни. И однажды такая беда пришла в семью Камиллы. Ей тогда было 14 лет. Девочка училась, активно занималась танцами и спортом, и вдруг узнала, что в ней тикает заряженная бомба злокачественной опухоли, и чтобы обезвредить её, надо мчаться в столичную клинику, к лучшим докторам, и жить под их присмотром в больничной палате...

Рак - это неизлечимый опыт

Хрупкая, нежная Камилла оказалась прочным человеком. Она без жалоб перенесла 18 курсов химиотерапии, лечение лучами, 6 операций. Однажды из-за проблем с печенью девушке запретили есть и даже пить целых пять дней! Вот как она описывает это испытание: «Вдобавок я не могла лежать - у меня взяли немного кожи со спины. Спала я как крючок, согнувшись к коленкам. Переднюю часть грудной клетки я почти не чувствовала благодаря обезболивающим и корсету, который целых три месяца сильно сжимал меня и помогал ходить. Именно тогда я мечтала, чтобы дети и взрослые никогда, НИКОГДА не чувствовали боли, которая мучила меня на тот момент. Мечтала выпить хотя бы глоток воды. Я верила, что проснусь как в обычный день здорового человека - без перевязок и вонючих антибиотиков. Я хотела прогуляться на своих двоих по городу до самого рассвета. И знаете, всё сбылось. Я знала, что все пройдёт, просто сейчас я всё помню и ценю свою каждую минуту без боли и каждый кусочек пищи, который я принимаю внутрь. Я прошла свой квест»...

А что вы знаете о борьбе за жизнь?

Однако, как убедилась Камилла, с выздоровлением испытания не заканчиваются, а становятся даже интенсивнее. Оказывается, возвращение в социум может причинять сильную душевную боль тем, кто уже научился справляться с болью физической. Об этом - о трудном процессе возвращения - мы и беседуем сегодня с Камиллой Гибадуллиной.

«Я захотела бороться»

- Камилла, помнишь ли ты свои чувства в момент, когда тебе объявили твой диагноз?

- Прекрасно помню. Уже прошло немало времени, и сейчас кажется, что тот день был просто сном. Но когда мне сказали о моём диагнозе и что меня не могут лечить в моём городе, первое, о чём я подумала - это о смерти. О том, что меня скоро не станет. Было очень тяжело это принять. Без слёз не обошлось. Но потом я захотела бороться. Поверила в лучшее и ждала поездки в Москву на лечение.

- Как эти перемены повлияли на твою жизнь?

- Всё изменилось очень сильно. Я всё время проводила в больнице, и в основном меня окружали взрослые люди. Отношения с друзьями из моего города и одноклассниками стало потихоньку прекращаться. Постепенно я познакомилась и сблизилась с ребятами из разных городов, с которыми я лечилась и к которым крепко привязалась. Они действительно стали мне очень близкими людьми, родственниками. И расставаться с ними было тяжело.

Они тоже боролись с раком. Рак объединял нас, и это было вроде бы круто и в то же время нет. У нас была общая цель, и мы переживали друг за друга, беспокоились, и беспокоимся до сих пор. Такое общение сильно помогает, потому что зачастую друзья, которые были с тобой до болезни, не могут поддержать так, как онко-друг. Просто друг и онко-друг это совсем разные люди. Думаю, у каждого онкобольного есть онко-друг, и это очень важно, потому что никто, кроме него, не поймёт, через что ты прошёл.

Непрошеный подарок судьбы

- Что ещё придавало тебе сил?

- Меня поддерживала мама. Она была со мной 24 часа в сутки. Поддерживали её близкие подруги, родственники и их друзья. И, конечно же, мои читатели, которые постоянно следили за моим состоянием на страничках в соцсетях, постоянно писали слова ободрения. Это совсем незнакомые мне люди, но их добрые слова и сердца очень помогали мне в трудные минуты. Также меня вдохновляла природа, фильмы, любые приятные мелочи... До болезни я была обычной девушкой. Рак изменил мое мировоззрение кардинально, всё вокруг стало красочным. Наверное, это часть защитной реакции организма. Если относиться ко всему пессимистично, ничего хорошего не выйдет. И в момент лечения я отдавала силы не только физическим передвижениям, но и своему настроению, бодрила себя всем подряд. Это было сложно, но в итоге неплохо получилось.

- Из-за этого ты называешь рак подарком судьбы?

- Да. На самом деле я благодарна раку. Он позволяет заметить и ценить саму жизнь. Заставляет радоваться самым простым вещам, тому, что ты дышишь, что у тебя есть руки, ноги, и ты можешь говорить. Рак как будто замедляет плёнку твоей жизни, останавливает тебя и говорит: «Взгляни, ты живёшь сейчас! Посмотри, кто рядом с тобой, как это круто!». Он дарит человеку другой взгляд на мир, более глубокий и внимательный, чтобы человек перестал, наконец, торопиться неизвестно куда и стал просто жить.

Самое ценное, наверное, то, что мне подарили ещё одну жизнь, и я могу делать то, что велит моё сердце, а не слушать окружающих.

Нужна простая доброта!

- Прошло около двух лет, как ты вернулась домой. Правда ли, что возвращение в социум для человека, перенёсшего онкозаболевание, весьма болезненно?

- Да, большинство людей почему-то думают, что каждый, кто выздоровел от онкозаболевания, что-то должен этому миру, должен постоянно улыбаться и быть на позитиве...

Никто не вспоминает, что у химиотерапии могут быть самые неприятные последствия, что восстанавливаться после лечения нелегко, что мы сталкиваемся со множеством побочных осложнений. Бывают проблемы с памятью, подводят нервы. А люди не понимают, что ты реально уже не такой, как все, хоть и пытаешься казаться таким же. Бывает, я физически не справляюсь с чем-то - и при этом приходится сталкиваться с непониманием со стороны окружающих. Отвратительное чувство.

Рак - это тяжелый и очень красочный путь, приводящий к немалым последствиям, из-за которых даже после выздоровления «онко» не прекращает борьбу. Только теперь бороться приходится уже не с болезнью, а с социумом. Я очень хочу, чтобы не было этой борьбы, а было только взаимопонимание. Моральное восстановление выздоровевшего от онкозаболевания - важный и мучительный процесс. Восстанавливаться в три-четыре раза сложнее, чем болеть. Во всяком случае, мне восстановление далось в разы тяжелее. Болезнь была очень яркая, а восстановление сильно меня повредило, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. И мне хотелось бы, чтобы этого не происходило больше ни с кем. Хочется взаимопонимания между людьми и помощи - не финансовой, а моральной.

- В чём может выражаться эта помощь?

- Человек, прошедший такой путь, плохо воспринимает критику, его надо подбадривать, говорить, что он всё сможет, что всё это пройдёт - простые поддерживающие слова. Не стоит оставлять его одного, потому что он может резко подумать, что никому не нужен и начнет закрываться в себе, комплексовать, не показывая этого. Нужна просто доброта. Кажется, люди стали забывать, что такое добро, что такое улыбаться друг другу и говорить приятные слова. Хочется им об этом напомнить. Ребёнок, возвращаясь домой после больницы, хочет быть своим среди своих, а не чужим среди своих.

Беседовала Эмма КИНАС